Сергей Анисимов

директор по операциям компании «Национальный БиоСервис», вице-президент Национальной ассоциации биобанков и специалистов по биобанкированию
директор по операциям компании «Национальный БиоСервис», вице-президент Национальной ассоциации биобанков и специалистов по биобанкированию

Ранее мы с вами рассмотрели само понятие клеточных технологий и разобрали несколько самых распространенных мифов о них:
Давайте продолжим и разберем следующий миф.

Миф 7: «А чё тут уметь-то?»

Если проблема с оборудованием, оснащением и ключевыми расходными материалами для использования в клеточной биологии (как и в биологии и медицине в целом) традиционно решается в России импортом, следующую проблему, к сожалению, решить труднее.

Для работы в сфере клеточных технологий как в России, так и во всём мире отчаянно не хватает квалифицированных кадров. Обычно не стоит никакого труда найти блестящих лекторов, которые будут показывать красочные слайды, рассказывая о громадном потенциале этих технологий для прогресса биомедицины, о великолепных перспективах использования стволовых клеток (что есть чистая правда!). Но далеко не все из них имеют серьёзный практический опыт работы именно в клеточных лабораториях. В нашей стране среди них очень много «чистых теоретиков», не так часто бравших в руки пипетку и заглядывавших в микроскоп. Квалифицированного специалиста нужно готовить много лет, научиться этой дисциплине по учебнику невозможно в принципе. А вузы в России, к сожалению, выпускают именно почти «чистых теоретиков», и давать им серьёзные навыки сложно из-за чрезвычайной дороговизны этой дисциплины.

Чтобы сделать молодого специалиста квалифицированным «клеточником», нужно 5-10-15 лет плотной работы в лабораториях с налаженной практикой клеточных технологий. Только в такие длительные сроки специалист осваивает широкий спектр нужных техник (зачастую требующих очень серьезных мануальных навыков), начинает «чувствовать» клетки, наконец, понимать не только, как следовать опубликованным протоколам, но и что делать, если они почему-то не работают. А так иногда случается.

Поскольку этот путь в научной карьере неприемлем в нашей стране для очень многих, — а зачастую и просто невозможен, — то уход в более благодарную, менее технически трудную дисциплину становится решением очень многих. К сожалению, не владеющие практическими навыками работы люди иногда прямо компрометируют все направление в целом. Именно своим нереалистичным отношением к данной дисциплине: см. наименование мифа — «А чё тут уметь-то?». Выдавая упрощенные планы в стиле «Протокол опубликован для крыс, вам всего-то надо его повторить in vitro» для клеток человека, потом посадить 5 студентов диссоциировать клетки — и лечить больных можно будет уже через год», они искренне заблуждаются из-за незнания реалий.

Не слишком же многочисленные действительно квалифицированные специалисты-практики используются в нашей стране, зачастую, совершенно непродуктивно. В результате «работа руками и головой» в ламинарном шкафу и СО2-инкубаторе возлагается на ещё ничего особо не умеющих аспирантов и студентов. Большинство из них открыто рассматривают свою практику как первый шаг к отъезду за рубеж, где, напоминаю, дефицит кадров в сфере клеточной биологии также является весьма острым. Особенно с учетом «кадровой ёмкости» многочисленных крупных научно-исследовательских центров со специализацией в области клеточных технологий, растущих по всему миру. К сожалению, тенденция к «утечке мозгов» из России до сих пор не переломлена и особенно остра именно в этой сфере.

Какая позитивная программа может помочь решить кадровый вопрос? Полагаю, что любое единичное решение будет почти бесполезным. Необходимо привлекать квалифицированных специалистов из-за рубежа, выращивать их самостоятельно. Чем привлекать? И стабильностью финансирования, и появлением реальной базы для работы — развертыванием в России полноценных научно-исследовательских центров данного профиля, нацеленных на решение стратегических задач и находящихся под управлением профессионалов и реалистов.

Как выращивать специалистов самим? Да на этих же новых базах — для себя. Возможно, с подписанием контракта об обязательстве отработать столько-то лет после окончания курса (как делают, например, в случае с подготовкой врачей). Огромное значение может иметь и пересмотр вузовских программ по клеточной биологии, создание и стабильное поддержание адекватных программ постдипломного обучения.

Причем очень важно как «привлекать», так и «выращивать» не столько академических специалистов (с ними в России проблем в целом нет), сколько кадры с опытом разработок и выведения на рынок продуктов, будь то клеточные продукты, лекарства или диагностикумы. Специалистов, которые на практике прошли долгий и сложный путь от интересной идеи до валидированного метода лечения, до лекарства или диагностического набора в коробке, лежащего на аптечной или лабораторной полке.

Очень помогло бы развитию данной дисциплины введение налоговых льгот для работодателей. Для любого из стартапов (которые очень оживляют медико-биологическую отрасль и сферу биотехнологий во всём мире!) социальные налоги составляют огромную долю бюджета. Когда Россия захотела поддержать свой IT-бизнес, ставка социальных налогов для сотрудников отечественных IT-компаний была снижена с обычных 30% до 14%. Декларируя сейчас острую необходимость развития биотехнологий в России, мы совершенно точно можем сделать то же самое для биотехнологических компаний. Это будет пусть не решающая, но реальная помощь, которая позволит молодым компаниям тратить больший объем средств на развитие, привлекать повышенной зарплатой более квалифицированные кадры.

Как бы нам ни хотелось ссылаться на «революцию биотехнологий» и восхищающие нас открытия, ещё 5-10 лет назад казавшиеся фантастикой, нужно быть реалистами. Следует понимать: современные клеточные технологии – это одна из самых сложных дисциплин во всем многообразии биотехнологий. К организаторским планам типа «Ученые открыли механизм превращения стволовых клеток в клетки сетчатки. Мы выделим на работу по этой теме 100 млн рублей и через 2 года начнем успешно лечить слепоту» нужно подходить с очень большой критичностью. Два-три квалифицированных специалиста урывками между заполнением отчетности за расходование пакета с пробирками не смогут сделать этого точно. Только системный, мудрый подход к организации работы по каждому конкретному проекту и по данной дисциплине в целом даст реальные шансы на успех.

В следующий раз читайте о Мифе 8. Крем и шампунь со стволовыми клетками – секрет вашей красоты.

Миф 1. Клеточные технологии – это стволовые клетки;
Миф 2. Стволовые клетки – это что-то, что получают из человеческих эмбрионов. Всё это неправильно и незаконно;
Миф 3. Лечение клетками – это вечная молодость или по крайней мере омоложение;
Миф 4. «Лечение стволовыми клетками представляется эффективным, простым и не вызывающим осложнений способом избавиться от недуга…»,
Миф 5. Плохой «Закон о биомедицинских клеточных продуктах» погубил отечественную науку, хороший – спас народ от шарлатанов;
Миф 6. Сегодня в лаборатории – завтра в клинике!